Connect with us

Что вы ищете?

  • MD
  • Сюжеты

    Интервью дня

    Тем временем, о ситуации в Молдове говорят и зарубежные эксперты. Один из них, известный израильский общественно-политический деятель Яков Кедми, дал нашему телеканалу эксклюзивное интервью. Людмила Бельченкова пообщалась с ним на самые «горячие» темы. Выпуск продолжит наша рубрика «Интервью дня»

    — Господин Кедми, мы давно не общались, я рада возможности опять задать вам ряд вопросов, тем более, что за это время в Молдове произошел ряд политических событий. У нас в стране появился новый президент, которая заявила, вот, что называется на Конституции, что главное ее заботой будет — охранять суверенитет, территориальную целостность и независимость. У нас не все согласны, что именно за независимость она будет бороться. Как полагаете вы?

    — Обычно, ни в одной стране президент не обладает гражданством другой страны. Только той, президентом которой он является. Если сообщение о том, что ваша новая президент…президентша, обладает румынским гражданством, то это противоречит ее заявлениям о том, что она будет бороться за независимость. Не может человек бороться за независимость государства, если у него есть гражданство, а гражданство обязывает и другого государства… или она должна заявить — у меня нет никакого другого гражданства кроме родного, единственного, молдавского.

    — У нас сегодня обсуждают одну весьма интересную тему. Я знаю, что вы про нее уже высказывались. Мне хочется, чтобы вы посмотрели на нее с точки зрения Молдовы. Это, конечно, говорят о возможности создания военного блока — Грузия, Украина и Молдова. Но вот что интересно. Если о притязаниях на НАТО Украины и Грузии сказано много, мы знаем, как они к этому относятся, то Молдова никогда не отличалась тем, что большинство граждан туда, в принципе, стремилось. И более того, по Конституции мы — нейтральное государство. Наши граждане хотели бы понять простую вещь — какую роль там Молдове могли бы отвести в принципе?

    — Есть такая поговорка — «против кого дружить будем? »

    — Да

    — Так если речь идет об этом союзе, то в первую очередь я против кого? У Молдовы есть внешние враги, которые угрожают Молдавскому государству? Я не знаю. Есть кто-то , кто покушается на независимость Молдовы? Кроме Румынии — никто. Внешнеполитических проблем у Молдовы я не знаю. Мне неизвестно. Поэтому заключая какой-то военный союз, неважно сегодня с кем, надо четко определить — а кто угрожает Молдове? Кто предпринял против Молдовы какие-то военные действия вне согласования с властями Молдовы? А второе — что, Молдова не нашла никого лучше вокруг, кроме этого недоразумения, которое называется государство Украина? Или этого позора, который когда-то назывался Грузией? Там государства как государства существуют? Там есть что-то нормальное и в/на Украине, и в Грузии, что может использовать Молдова в своих интересах? И чем может Грузия помочь Молдове? Чем Грузия помогла Украине — это мы знаем, Саакашвили. Значит если ваш президент, нынешний, считает, что национальным интересом Молдовы является борьба с Россией или против России — пусть она объяснит почему. И если она считает, что Россия угрожает Молдове, пусть она объяснит, чем Россия угрожает Молдове.

    — Господин Кедми, у нас сейчас очередной правительственный кризис. У нас в очередной раз нет в стране правительства и пытаются решить, пытаются предложить некие схемы парламентского большинства. Ну, в общем, сейчас как раз находимся в процессе. Но тем не менее есть такое мнение, что никогда не позволят, чтобы парламентское большинство было сформировано под эгидой, как они говорят, пророссийской партии Игоря Додона. Ну, что надавят непременно представители западных посольств и Штатов. Дескать, вмешаются в эту игру и все равно большинство у нас будет прозападным. Как вы полагаете, есть шансы того, чтобы молдавский народ и молдавские политики самостоятельно решали эти вопросы?

    — Ну, если могло быть парламентское большинство прорумынской фракцией, почему не может быть пророссийской? То есть если это абсолютное утверждение, прорумынской можно при предыдущем президенте, а пророссийской нельзя при нынешнем, тогда это как-то стоит в противоречии с демократией. А все остальное в зависимости от того, какие у вас законы и насколько они соблюдаются. Если демократическим путем парламент будет не придерживаться прорумынской позиции, а все остальные прорумынской объявляются пророссийской, то как народ решит. Если этого не получится, тогда опять — таки, как народ решил. Главное, чтобы в этом не было нарушения законов.

    — Господин Кедми, перед вами сидит журналист, который в свое время работал на телеканале, который закрыли. Закрыли за оппозиционность. Это был 2012 год. Сейчас мы с вами являемся свидетелями того, что приходят новости, что в Прибалтике 16 телеканалов закрыли, мы видим — Украина, господин Зеленский — три телеканала, так его обвиняют, по крайней мере в этом. Я хочу понять, это тренд такой сейчас? И если да, то тогда получается, что всем тем журналистам, вот в нашем регионе, необходимо понимать этот момент и быть готовым, что никто поддерживать свободу слова, по крайней мере, как говорится с высоких европейских трибун, на сегодняшний день не будет. Либо к этому все-таки нужно относится как неким таким ситуативным вещам? Вы как предложите?

    — Закрытие средств информации, введение цензуры — это дальнейшее развитие того, что называется западной демократией, к которой и стремилась Молдова. И если в сведущих в современной демократии Соединенных Штатах лишают президента права слова, если выгоняют журналистов за оппозиционное мнение, если людей выбрасывают из самолета, слава Богу, не во время полета, а на земле, за то, что у них другие взгляды и увольняют с работы? Ну так вот, такова демократия, к которой вы стремились. И чем больше у вас будет западной демократии, тем больше у вас будет таких явлений, цензуры, дискриминации, ограничений, вплоть до арестов. Есть журналисты, которые арестованы в Прибалтике. Тоже самое происходит в Европе. Тоже самое сейчас было в Испании и в других странах. Пожалуйста, хотели быть частью западной демократии — вот такая она и есть.

    — Жестко. Но тем не менее, я благодарю вас за то, что вы отвечали на мои вопросы. Вы, пожалуй, поговорили сейчас на самые болевые точки, которые существуют в Республике Молдова и я надеюсь, что мы будем еще с вами общаться и пытаться отвечать на самые сложные вопросы.

    — Пожалуйста, с удовольствием.

    a-tv.md

    Facebook