(ВИДЕО) Игорь Додон: «Запад может убрать Филата руками Плахотнюка. А потом и самого Плахотнюка»


(ВИДЕО) Игорь Додон: «Запад может убрать Филата руками Плахотнюка. А потом и самого Плахотнюка» Чем запомнились события первого полугодия, как может развиваться ситуация в ближайшие месяцы — об этом директор газеты ПАНОРАМА Дмитрий Чубашенко беседует с председателем Партии социалистов Игорем Додоном.

- Начать хотелось бы с горячего события. На этой неделе организация RISE опубликовала журналистское расследование о незаконной монополизации экспорта молдавских фруктов в Россию. Лично вы, через Роспотребнадзор, Россельхознадзор, добиваетесь снятия ограничений на поставки продукции в Россию, а тут получается, что какие-то ушлые ребята используют это «окно», чтобы пропускать через него «кого надо» и не безвозмездно. Получается, что вы, добившись снятия ограничений, дальше никак не можете контролировать качество продукции и законность всего процесса.



- Складывается очень странная ситуация. С одной стороны, нынешние проевропейские власти кричат, что сельхозпроизводителям некуда поставлять продукцию, и сами сельхозпроизводители проводили митинги, забастовки, блокировали дороги, требуя, помимо субвенций, открытия рынка. С одной стороны, нам удается эту проблему частично решать — в начале этого года российский рынок был открыт сначала для десяти компаний, потом для нескольких консервных, винодельческих предприятий, несколько компаний уже поставляют мясо на российский рынок, несколько десятков фирм могут поставлять фрукты, - но с другой стороны, в этой ситуации появляются какие-то ушлые ребята, чиновники из минсельхоза, которые пытаются все это монополизировать для своих нескольких конкретных фирм.

По моей информации, когда на днях состоялся телефонный разговор премьера Стрельца с председателем правительства России Дмитрием Медведевым, Стрелец попросил открыть российский рынок, а ему было сказано: «Мы открыли нескольким десяткам предприятий, но вы не пускаете всех. Разберитесь сначала с тем, что у вас происходит».

Я думаю, что в ближайшие несколько недель будет открыт российский рынок для еще порядка 25 предприятий. Я договорился об этом на этой неделе во время переговоров с руководством Россельхознадзора.

Если минсельхоз, агентство, которое выдает эти сертификаты, будут продолжать этот беспредел, нам придется выводить производителей, экспортеров на митинги перед минсельхозом и блокировать его для того, чтобы эту проблему как-то решить.

Я разговаривал и с нынешним премьер-министром, пытался достучаться и до министра сельского хозяйства. В комиссию парламента по сельскому хозяйству приглашали руководство этого агентства, чтобы оно дало пояснения, почему есть указания специалистам на местах не выдавать сертификаты для экспорта продукции. Они уходят от ответов. Понятно почему. Создали схему, при которой две-три фирмы получают в привилегированном порядке, за полдня, эти сертификаты. Остальные производители должны по много дней или неделями обивать пороги, чтобы их получить. Большинству приходится экспортировать через эти несколько фирм, открытие которых для российского рынка, кстати, тоже мы «пробивали». Я думаю, мы решим этот вопрос в течение нескольких недель.

- Тут есть и криминальная составляющая. Национальный коррупционный центр, прочитав расследование журналистов, начал свое расследование.

- Я уверен, что они знали об этих схемах. Они очень внимательно следят за поставками товаров на российский рынок, пытаются найти там какую-то коррупционную схему, связанную с социалистами. Я им говорил, что зря ищут, потому что там нет фирм, подконтрольных социалистам, там производители, которые занимаются экспортом своих товаров. Они к нам обратились, и мы от их имени попросили, чтобы им открыли российский рынок.

- Это напоминает историю с кражей миллиарда из банков. Все всё знали, но расследование начали, когда уже всё произошло. Кстати, именно сейчас, в августе, когда все в отпусках, власти пытаются явочным порядком, по-быстрому, ликвидировать эти три банка. Это делается по требованию международных финансовых организаций. Как вы оцениваете эти действия?

- Быстро ликвидировать эти банки не получится. Это очень не просто, взять такой большой банк, как Banca de Economii — Banca Sociala и Unibank поменьше — и полностью его закрыть. Там сотни тысяч, миллионы счетов физических лиц, с которыми нужно что-то делать. Перевести их из одного банка в другой не так просто. Нужно согласие депонентов, найти их всех не получится. Там еще несколько миллиардов леев лежат на депозитах физических лиц.

Ликвидация банков — это ошибка. Экономически это нецелесообразно, потому что на это нужно потратить, в дополнение к уже потраченным 15 миллиардам леев, еще несколько десятков миллиардов. Несколько тысяч человек останутся без работы. С закрытием этих банков будет гораздо тяжелее расследовать, кто украл деньги, куда они исчезли. Это будет просто заметание следов.

Мы категорически против ликвидации этих банков. Не исключаю, что уже в сентябре, тысячи, возможно, десятки тысяч вкладчиков и работников этих банков выйдут на акции протеста против их ликвидации.

Я понимаю, почему на ликвидации настаивает МВФ. Они понимают, что если пойти по пути спасения этих банков, с учетом сохранения олигархов у власти, просто будет создана кормушка, чтобы они по второму кругу украли еще миллиарды. Поэтому они решили: давайте просто это все закроем, через полгода общественность об этом забудет, и тогда не будет такого черного пятна на европейской интеграции.

Мы считаем, что эти банки нужно слить в одно финансовое учреждение. Все долги, которые есть у них перед государством — эти 15 миллиардов — нужно конвертировать в акции государства. Оно получит в новом финансовом учреждении около 99 процентов акций. Дальше надо наладить эффективное управление государственным банком, который будет, с одной стороны, разбираться с теми, кто украл, и пытаться вернуть деньги, а с другой, при хорошем менеджменте, через полтора-два года выйдет на хорошие результаты.

- Но ликвидация банков — это непреодолимое требование МВФ. Если они этого не сделают, им не дадут денег. У них нет альтернативы.

- Два месяца назад они сами говорили, что эти банки нужно национализировать. Но после того, как МВФ погрозил им пальцем, они пошли по пути ликвидации. МВФ не спасет их. Это как глоток воздуха для умирающего человека. Нынешняя молдавская власть — это тяжело больной организм. У них нет шансов выжить. Они хватаются за МВФ, потом еще за что-то, но это ситуацию в корне не изменит. Представители международных структур очень хорошо понимают, что все нужно менять в корне. Они понимают, что при этой власти ничего не произойдет, но действуют по принципу «сукин сын, но наш», боятся прихода других сил.

- Чем запомнилась первая половина года?

- Для страны это были очень плохие месяцы во всех отношениях. Это и миллиард, про который мы говорили, и то, что за шесть месяцев сменилось три правительства, политический хаос, нестабильность, невозможность решать проблемы граждан, падение качества жизни. Эти полгода разочаровали людей как левых, так и правых взглядов. Люди левых взглядов надеялись, что после выборов 30 ноября прошлого года ситуация в стране изменится, к власти придут промолдавские силы, государственники, выгонят этих «европейцев», и начнется нормальное выстраивание вертикали власти, решение социальных и экономических проблем. К сожалению, этого не произошло. У правого электората тоже разочарование. Они голосовали в прошлом году за меньшее зло, за «проевропейцев». Их обманули. Оказалось, что это никакие не проевропейцы, а просто шулеры, которые прикрываются проевропейскими лозунгами.

90 процентов жителей Молдовы разочарованы. Все больше граждан, будь то проевропейских, или проевразийских взглядов, покидают страну. Я знаю сотни семей, которые уезжают на постоянное место жительство в другие страны, десятки бизнесменов, которые закрывают свои предприятия, говорят, что им легче работать в России или Румынии.

Для Партии социалистов эти полгода были очень непростые. Нам пришлось доказать своим сторонникам, гражданам, что партия будет стоять на своих позициях. После парламентских выборов многие сомневались — пойдет Додон с олигархами или не пойдет? Сделает альянс с Плахотнюком и Ворониным или нет? Мы доказали, что мы свою позицию удержали.

У нас были и победы в эти полгода. Кандидат, которого мы поддерживали в Гагаузии, Ирина Федоровна Влах, стала башканом, причем, с первого тура. Мы получили относительно неплохой результат на местных выборах, первых местных выборов для Партии социалистов, - около 17 процентов по районным советникам, самую большую фракцию в Кишиневском муниципальном совете. Но в целом, мы не получили тех результатов, на которые надеялись. Мы рассчитывали на первое место в целом по стране, получили третье. К сожалению, не удалось выиграть примэрию Кишинева, из-за фальсификаций и пригородов, которые опять проголосовали за нынешнего примара, ставшего «легендой» в плохом смысле слова. Для нас август — совсем не мертвый сезон, потому что идет массовое незаконное строительство в столице, строят депутаты и советники от Либеральной партии, и социалисты активно с этим борются.

- В Бельцах примаром избран Ренато Усатый. Он вас время от времени критикует, потом эта критика затухает. Вы конкуренты или все-таки партнеры?

- У нас была необходимость дополнительных разговоров, исходя из результатов местных выборов. Для меня некоторые возражения были немного непонятными, потому что волноваться больше должен был я, чем наш потенциальный партнер. По некоторым районам выбивали и покупали наших людей, причем, в тех районах, где у нас не было никакой возможности сформировать с ним большинство. Мы через все это прошли. Нам суждено либо вместе добивать эту олигархическую власть, либо нас по отдельности просто уничтожат. Я это очень хорошо понимаю, поэтому в течение всего этого периода, когда нас пытались сталкивать лбами — и очень активно здесь работали олигархи, Демократическая партия, все их СМИ — я на все эти провокации не поддавался.

Наша цель — избавить страну от олигархов, разобраться с унионистами, с этой пресловутой евроинтеграцией, которая уничтожает и нашу экономику, и социальную сферу, и наши ценности. Если наши потенциальные партнеры согласны вместе с нами добиваться этих целей, мы мелкие атаки переживем. Если у них другие задачи, то тогда мы не партнеры.

- В июле вы сказали, что вам поступило предложение от Демпартии возглавить правительство, создав левоцентристскую коалицию с ДПМ и ПКРМ. Почему бы и нет?

- Ответ очень простой: разве возможно что-то изменить в стране вместе с теми, кто создавал всю эту олигархическую систему? Мы четко и ясно обещали избирателям, что не будем делать альянсов и коалиций с олигархами. Мы готовы пойти на какие-то формы сотрудничества, чтобы разобраться с Соглашением об ассоциации с Европейским союзом, решить проблемы в отношениях с Российской Федерацией, начать решать приднестровскую проблему, вопросы нашей идентичности. Я не вижу никаких шансов, чтобы мы этих целей достигли вместе с олигархами. Мы ясно сказали: единственный выход из этой ситуации — досрочные парламентские выборы. Иначе эту систему разрушить не получится.

Было понятно, что нас пытаются затянуть в какую-то непонятную игру, в которой хотят использовать для решения чьих-то конъюнктурных проблем. Давайте посмотрим, что произошло с коммунистами. Начиная с февраля, когда они голосовали за правительство, рассчитывая быть частью власти, их использовали и выкинули. Тем самым дали и либералам возможность получить хороший результат на местных выборах. Если бы избиратели в Кишиневе знали, что Гимпу пойдет с Плахотнюком и Филатом, Киртоакэ примаром бы не стал. Коммунистов использовали. Мы не хотим играть в такие игры.

- Почему Плахотнюк оставил депутатский мандат?

- Кто-то говорит «Мавр сделал свое дело, мавр может уйти». Я думаю, мавр ушел, чтобы вернуться.

- Стать президентом?

- Глава государства должен быть человеком с характером, который будет решать проблемы страны в жесткой форме. Молдове нужен Лукашенко или Путин, жесткий, хозяйственник, который создаст жесткую вертикаль власти, поставит всех этих ребят на место, большинство в тюрьму. Нам нужен такой президент. Такого президента в парламенте избрать не получится. В парламенте изберут или «овоща», или клоуна.

Серьезного, жесткого президента может избрать только народ. Поэтому Партия социалистов вышла с идеей прямого всенародного избрания президента. Это право нужно вернуть народу. Иначе в марте-апреле следующего года у нас сложится непонятная ситуация. Не исключено, что Гимпу, которому, в результате секретных переговоров в альянсе, отошла должность президента, опять продаст или отдаст ее, понятно кому, как это уже было в 2010 году с должностью первого вице-спикера парламента, или с должностями генпрокурора, главы Нацбанка. Если им удастся изменить Конституцию таким образом, чтобы избирать президента 51 голосом, я уверен, что Гимпу свое право выдвигать президента может кому-то продать.

Я не верю, что им удастся поменять Конституцию. Для этого нужен или референдум, или 67 голосов в парламенте. Через референдум этот вопрос не пройдет. 85 процентов граждан выступают за прямые выборы президента. Найти голоса в парламенте тоже будет не просто.

В ближайшее время Партия социалистов запустит процедуру сбора подписей в пользу изменения Конституции для введения прямых выборов президента. В сентябре планируется создание инициативной группы, в октябре ее регистрация в ЦИК, и начнется очень серьезная кампания по изменению Конституции. Думаю, что люди нас поддержат, чтобы сам народ избрал жесткого президента, который наведет порядок. Другого выхода в этой ситуации просто нет.

- Статья генсека ЕС Ягланда — это сигнал кому?

- Они эту власть выращивали, как овощ, с 2009 года. Запад привел их к власти, финансировал, поддерживал. И когда сегодня они задают вопрос, а что происходит, я их спрашиваю: «А вы что делали шесть лет?». Разве вы не знали, что они коррупционеры, прикрываются вами, что год назад, когда вы говорили об истории успеха, они крали деньги из банков. Пошло давление внутри западных стран. Налогоплательщики спрашивают, почему они должны платить за самолет олигарха из Республики Молдова.

Статья Ягланда и позиция американцев — это четкий и ясный сигнал молдавским олигархам, в частности, из Демократической партии. Запад всегда сдавал тех, кого использовал в разных геополитических войнах. Примеров тому очень много. Я думаю, что они смогут использовать Плахотнюка, чтобы избавиться от Филата. Не исключаю, что в ближайшие недели, месяцы мы увидим определенные движения в эту сторону. Не исключаю, что после этого они избавятся и от Плахотнюка.

- Существует теория, что Плахотнюк готов переориентироваться на Москву, получить там гарантии личной безопасности, сохранения себя в политике, возможно, даже поддержку в избрании президентом, и дальше он будет тихо саботировать ассоциацию с ЕС, пообещает России еще что-то, например, сохранение нейтралитета, и будет оставаться у власти. Возможна ли такая переориентация Плахотнюка с Запада, Румынии на Россию и получение поддержки в Москве?

- Какие-то попытки, наверно, есть. Все понимают, что нынешняя олигархическая система долго не протянет. Запад ищет замену этим ребятам. Платформа DA возникла и активизировалась совсем не случайно. Некоторые лозунги платформы звучат и в статье Ягланда. Все это очень взаимосвязано. Не исключаю, что кто-то мог подумать: «Давайте подадимся в другую сторону». Но я как-то написал в Фейсбуке: «Нельзя дважды войти в одну и ту же реку». А кто-то добавил: «Особенно если это Москва-река».

- Вы имеете в виду приезд в 2010 году в Кишинев Сергея Нарышкина и обещание ДПМ создать левоцентристский альянс?

- Я был участником тех переговоров. Помню 27-28 декабря, когда мы согласовали абсолютно все, проект соглашения, структуру правительства, и как наши партнеры по левоцентристской коалиции куда-то исчезли, а 30-го подписали соглашение о создании Альянса за европейскую интеграцию-2. Это тоже горький опыт, он есть и у меня лично.

Думаю, что чьи-то телодвижения волнуют и западных партнеров. Это дополнительный повод для того, чтобы ускорить и с их стороны процесс деолигархизации Республики Молдова. Не понимаю, зачем другой стороне не использовать этот момент, чтобы эту проблему решить.
Олигархи во власти в Молдове — это проблема для всех, и для Запада, и для Востока. Когда Гимпу был и.о. президента и говорил о советской оккупации, с кем он был в связке? Кто сейчас назначил министра обороны от Либеральной партии, который открыто говорит, что нужно идти в НАТО? Таких вопросов очень много, и я сомневаюсь, что им удастся проскользнуть между струйками и остаться сухими.

- Все очень жестко встроено в геополитическую вертикаль: США, ЕС, НАТО, Украина. Молдова тоже в этой системе. Если кто-то в Кишиневе попытается развернуть страну в сторону Востока, России, тут устроят майдан.

- Я опасаюсь другого. Демократическим путем к власти придут промолдавские силы — Партия социалистов, другие партии. Я уверен, что будут досрочные парламентские выборы, и в результате будет сформирована левоцентристская коалиция. Американцы и европейцы это, наверняка, понимают. Самый плохой сценарий, если они попытаются спровоцировать здесь дестабилизацию ситуации, понимая, что они теряют ту власть, в которую они вкладывали миллиарды долларов в последние несколько лет. К сожалению, мы видим, что создаются предпосылки для этого. С одной стороны, непонятные учения с румынами и войсками НАТО. С другой стороны, появление Саакашвили в Одессе. С третьей, непросто складываются отношения с Левобережьем. Очень активизировались унионисты. Все это, с разных сторон, создается для того, чтобы в нужный момент кому-то дестабилизировать ситуацию в Республике Молдова. Это самый плохой сценарий для всех. Мы должны не допустить такого сценария.

- Вы говорите, что будут досрочные выборы. Но они могут избрать весной президента, и спокойно сидеть дальше до 2018 года.

- Теоретически, они могут найти 61 голос для избрания президента. Но кого избрать? Желающих очень много. Гимпу себя видит президентом, понимая, что это его последний шанс. Вы говорите, что Плахотнюк, возможно, видит себя в этой должности. И Филат, и Воронин тоже хотели бы занять ее. В ситуации, когда очень много желающих, шансы воспользоваться этим и спровоцировать выборы есть. С другой стороны, нарастает недовольство людей. Протестная волна будет усиливаться. В октябре, когда прийдут новые фактуры, люди поймут, в какой ситуации они оказались. Новые жесткие условия выдвинет МВФ. На таком фоне протесты будут нарастать. Если на площадь выйдет 100 тысяч человек, и они задержатся там на несколько дней, этой власти будет очень непросто, нужно будет принимать какие-то решения. Внутренних резервов для того, чтобы платить зарплаты и пенсии, нет. Договориться с Россией им не дадут те, кто их курирует, и они попадут в цугцванг, когда каждый шаг будет для них плохим. Такая ситуация может привести к досрочным парламентским выборам.

- Запад пытается создать правую альтернативу власти в лице платформы DA. Говорят, что ее может возглавить Майя Санду. Как вы относитесь к правому протесту против олигархов?

- Мы разные силы. Мы категорически не согласны с унионистскими лозунгами, которые звучат на митингах платформы DA. Нам непонятно, кто за всем этим стоит. Менять шило на мыло смысла нет.

На данном этапе наши цели совпадают: мы должны убрать эту олигархическую власть. Партия социалистов не будет участвовать в их акциях. Это движение просто так не появилось. За ним стоят интересы определенных прозападных структур, которые, с одной стороны, хотят наказать олигархов, которые украли миллиарды, а с другой, преследуют цели, которые нам непонятны.

- Рядом встали три даты — 19 августа, 25-я годовщина провозглашения Гагаузской республики, 27 августа, День независимости, и 2 сентября в Тирасполе отметят свой юбилей. Выглядит так, что у каждого свои праздники, а склеить это не получается.

- 24 года независимости — повод оглянуться, посмотреть, что мы получили. У нас есть государство, Республика Молдова. Мы можем гордиться тем, что у нас есть своя страна. Это единственное, что мы можем отметить, как плюс. Остальное — сплошные минусы. Экономика по всем показателям в три раза ниже того, что было при Молдавской ССР. Уничтожили сельское хозяйство, промышленность. Население сократилось на полтора миллиона. Закрываются школы, больницы. Мы сами себе создали проблемы в Приднестровье и Гагаузии.

Не хочу быть пессимистом, но мы эти 24 года потеряли. Ситуация ухудшилась по всем показателям. Под вопрос ставится и само существование государства.

- Бэсеску, как припев, повторяет, что «униря» - это единственный шанс для Республики Молдова оказаться в ЕС. И если ситуация здесь будет ухудшаться и дальше, люди могут просто махнуть рукой и сказать: «Зачем мучиться, давайте объединимся с Румынией и сразу окажемся в ЕС».

- Некоторые силы этого и добиваются. Чем хуже будет ситуация в Республике Молдова, чем больше люди будут разочарованы, тем больше создается предпосылок, чтобы на каком-то этапе люди согласились с этим. Над таким сценарием работают силы и в Республике Молдова, и в соседнем государстве. Обнадеживает то, что большинство, 75-80% населения, считают себя молдаванами, а язык свой молдавским. Это говорит о том, что не все еще потеряно. Легче всего опустить руки, но надо бороться. Если мы все уедем, мы оставим страну таким, как Гимпу и Киртоакэ? У нас есть шансы их добить. Для нашей команды принципиально важно прийти к власти и начинать решать проблемы выстраивания вертикали власти, социально-экономического развития, возвращения территорий. Молдова должна занять четкую позицию нейтралитета в военном плане. Кстати, мы намерены в сентябре запустить несколько серьезных проектов по проблеме нейтралитета, будут организованы международные конференции по этому вопросу. В экономическом плане мы должны сотрудничать и с Западом, и с Востоком. Крен в сторону Европы нужно исправлять.

Очень важно, чтобы мы не опускали руки, чтобы сохранили нашу страну, нашу землю для детей и внуков. Нужно бороться. Борьба в том, что мы здесь остаемся, протестуем, выходим на митинги, отстаиваем свою государственность. Мы обязаны это сделать.


Опубликовано: 11:40 21/08/2015

Всё самое свежее мы теперь публикуем в Телеграм-канале. Подписывайтесь!



Читайте также по этой теме:







Все новости